Борис Литвинов (l_boris) wrote,
Борис Литвинов
l_boris

Category:

Несколько тезисов о ситуации по просьбам трудящихся.

Так что же нам всё-таки нужно на Ближнем востоке...

Дмитрий Евстафьев

1. Убийство американцами Сулеймани (а, давайте, договоримся, что это именно убийство), конечно, повышает ставки и шансы на крупный конфликт. Но здесь тот случай, когда важно не место, но время. Иран сейчас менее, чем когда-либо готов к прямому ответу США. США, конечно, тоже уязвимы, но, согласитесь, их устроит и управляемый конфликт, и неуправляемый. Им нужен управляемый поток нефтедолларов с Ближнего Востока в американские инвестиционные инструменты (но, кстати, не в европейскую недвижимость, так, что я бы на месте европейцев напрягся – им инвестиционную привлекательность будут понижать). И поэтому держать они будут только Саудовскую Аравию (до поры до времени, пока до трусов не разденут) и Эмираты, но последних держать будут все. А остальное – расходный материал. Мы никак не поймем, что США имеют на Ближнем и Среднем Востоке почти неограниченные возможности эскалации. А еще никак не прочитаем у умных людей, что 2020 год – очень острый для американских сланцевиков, у которых только первичного долга 200 с чем-то ярдов, причем в 2020 нужно отдать типа, минимум, 40. И это живые деньги. Не «деривативы» …дцатого уровня. Им цены высокие нужны. Любой ценой. А нам - не любой.

2. Руководство Ирана сейчас разобщено как никогда. Может быть это и к лучшему. Для нас. Иранцы довольно тяжело пережили последнюю волну нестабильности, к слову, сопровождавшуюся очень значительным всплеском насилия. И, вот, им есть, что терять, тем более, как минимум, у части руководства Ирана вера в европейских союзников сохраняется… А возвращение к методам внешней политики начала и первой половины 1980х годов (надеюсь, помним, что такое) на отношениях с ЕС (и, кстати, и с Китаем) могут поставить большой, пардон, полумесяц. Обострить же proxy warfare в Йемене и распространить ее несколько глубже…. Да, можно, но смысл? Особенно, учитывая, что Сулеймани был слишком сильным для сегодняшней конфигурации иранской элиты. В нынешние иранские времена герои должны быть, скорее, мертвые. Мученики, будут, безусловно, востребованы следующим поколением иранских политиков (лет через 10, когда уйдут нынешние «семейные» кланы, а Хомейни окончательно станет легендой), но не сейчас. А сейчас нужно создавать культ мучеников и будет очень интересно, какие силы в Иране этим займутся.

3. Ключевой вопрос сегодняшней ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, это даже не «конституционный процесс» в Сирии (хотя, как это ни странно, он важен). И даже не потенциальный раскол Ирака (а, вот, это существенно менее важно, хотя ясно, что бумеранг шиитам в Ираке за многие художества прилететь просто должен). Это вопрос о будущем Восточного Средиземноморья. Где Эрдолган, газ, важнейший в перспективе узел логистики и, да, уже больше, чем «на четверть наш народ». И это для нас гораздо важнее, чем разборки в искусственно созданном государстве на задворках Персидского залива, где «наших» нет, не было и, что самое важное, никогда не будет. Это я про Ирак. Ресурсов у нас мало, посему совершенно логично, что мы должны их инвестировать в контроль «сирийской пробки». Чтобы не было мучительно больно, как было неприятно в конце декабря 2019, если кто-то из экспертов помнит про что я (Не Литву, Польшу и Украину надо было раздувать территориально после войны, а «русскую Пруссию», а эти пусть бы в Каунасе «цеппелины» свои кушали).

4. И, да, в Сирии возможности России расширяются. Иранцы оттуда никогда не денутся, но появляется шанс на действительно формирование некоей коалиции. Который при Сулеймани при всех его заслугах в борьбе с исламским экстремизмом было меньше. Хотя бы потому, что иранцы были бы априори там главные. Ливан, к слову, эта точка, где нам очень сейчас стоит приложить усилия. Наша сила не только армия и уж точно не ЧВК. Наша сила – в способности организовать диалог. Особенно когда мы главные и можем подбить глазик любому, кто сомневается.

5. А, вот, для иранцев Ирак, - «задний двор», где они не то, чтобы делали, что хотели, но не заморачивались национальными суверенитетами не больше, если еще меньше, чем американцы. Правильно – не правильно, другой вопрос. Это - их пространство, и они там попытались устанавливать свои законы. И, кстати, нас не спрашивали, что мы думаем, например, о резне суннитов. Ну и, я считаю, прекрасный повод показать свою геополитическую мощь. А то флаги чужие жечь-то много мастаков, а как до дела доходит...

6. Если вам, коллеги, нужна конспирология, то их есть у меня. Посмотрите: погром посольства США в Багдаде (где уже никаких американцев не было, говорят уже больше суток), объективно играл на импичмент Трампа. Поскольку ставил его перед опасной дилеммой: рискнуть и «бахнуть» и «утереться» и получить совершенно другую атмосферу в процессе импичмента, когда даже союзники могут задуматься, «а не засланный ли вы казачок, мистер Трамп». И еще «довешу»: в годы интенсивной борьбы с организациями, про которые нужно писать, что они запрещены, при Бараке нашем Хусейновиче Сулеймани вполне ничего так по Ираку с американцами взаимодействовал. Да и вообще шиитские структуры были главными друзьями и ни разу не террористами. И тут такой афронт с посольством…. И кстати, напомню еще одно важное слово: «Госдеп». Мозговой центр «вашингтонского болота». Посольство, - это Госдеп. Ну это я так, до кучи. Я конспирологию не люблю.

7. Трамп выбрал «бахнуть», причем, согласимся, самый точечный, но исключительно болезненный для иранцев вариант. Удар в аэропорту был нанесен исключительно аккуратно и я, как «специалистъ» вообще Дональду и американцам аплодирую. Операция отменная, для учебников, показывающая, что США сохраняют высокий класс геополитической игры и у них есть политическая воля. Не рассказывать об «асимметричных» ответах и о том, как мы «примем адекватные меры», а вмазать и не брать ничего в голову. Этим великая держава отличается от страны, желающей казаться великой. Про Дональда все говорят, что он пиариться любит. Может, и любит. А, вот, сейчас так молчаливо сделал…. Когда надо Дональд наш умеет молчать. А когда сделал, - можно и попиариться. Органично вполне выглядит. Другой вопрос, что в любом правильном просчете обязательно найдет изъян, «камушек», из-за которого разукрашенная колесница полетит в пропасть. У американцев так почти всегда….

8. И ничего удивительного нет в том, что именно США первыми решили шагнуть в «дивный новый мир». Мир без правил и международного права (кстати, хочу спросить у одного человека, отдаленно напоминающего первого вице-премьера нашего правительства: он все еще считает возможность замораживания российских долларовых авуаров игнорируемой или какие-то новые мысли появились). США – это не только ВВП (понятно, «пузырь», но большой; лопнет – всех забрызгает). И не только контроль финансового сектора, ничуть не ослабший за последние годы. Это еще и «право первой ночи» в установлении глобальных «правил игры». Вот, они и устанавливают. И пока никто им помешать не может. Хватит ли у них ресурсов…. Слишком много побед, как учили китайские классики, тоже плохо.

9. То, что разворачивается сейчас на Ближнем Востоке, думаю, все же не ТМВ (Третья мировая война). Это борьба за то, кто будет главным в территориальном переформатировании региона. Но то, что мы видим, однозначно говорит, что установить собственную монополию на контроль над регионом сейчас не сможет ни одна индивидуальная сила. Ни будет такого, как при Британской Империи или при американцах после 1986 года. И, кстати, правильно коллеги говорят, что Иран – большой индикатор перемен: превратившись меньше, чем за 100 лет из объекта колониальной политики (фактически, оккупированной страны) в сильнейшего игрока в регионе, не на равных, конечно, но конкурирующего с американцами. Но сейчас это не наша «волна» борьбы за регион. Наша будет года через три-четыре, когда ресурсы и воля иссякнет у всех. Да «буйных» поубавится. А пока…. Как и говорил – держим «сирийскую пробку».

10. Но за этой «волной», которая, как показывает практика вполне контролируема, может прийти другая, куда более опасная. Волна нового религиозного экстремизма, возможно на базе синкретических идеологий, хотя и «неоисламский радикализм 2.2» - вполне реальная опция. Вот это будет, конечно, очень опасная история. Хотя я считаю, что питательная среда для этого будет скорее в Юго-Восточной Азии.

11. А пока нам, коллеги, - в Прикаспий. Сможем создать там систему взаимодействия и центр экономического роста, - станем желанным и важнейшим игроком на Среднем Востоке. А для этого нам нужен новый рывок в собственной экономике. Желательно, молчаливый. А то мы в 2018-2019 пиарились много, а результаты…. Скромноваты, прямо скажем. От того и истерим так бурно по поводу гибели иранского генерала.

Вот, как-то так. Прошу не считать меня сионистом.
Tags: Геополитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments