January 4th, 2020

Фото

Достижения России в 2019 году



Вопреки жалобам диванных экспертов, 2019 год был России был весьма хорош. Мы запустили много крупных проектов, серьёзно укрепили финансовую систему страны, заключили важные международные соглашения. Самые яркие наши достижения за год команда «Справочника патриота» собрала вот в этой статье:

Collapse )

Антисемиты, свиньи и квартиры

...Понимаю я интригу Путина ("антисемиты и свиньи") относительно Польши. Поляки достали своими претензиями и своими приглашениями американской армии на отдых близ русской границы, и разговорами про Катынь и Бур-Комаровского. Вот он и воспользовался моментом, когда Польша оказалась под еврейским ударом - и зашёл с еврейской карты.

А Польше худо - над ней висит 300 миллиардов долларов еврейских претензий. Еврейские организации хотят раздеть Польшу - с помощью закона S447. По этому американскому закону, вся собственность, которая когда-то принадлежала человеку еврейского происхождения в Польше, должна отойти американским еврейским организациям. Под этот закон подпадает треть Варшавы, пол-Кракова и так далее. Закон создает уникальную ситуацию - то, что принадлежало еврею, навеки остается в еврейских руках. А исков этим "еврейским рукам" предъявить нельзя. То есть, если еврей-гражданин Польши умер, оставив долги - эти долги исчезли. Но если оставил дом, то дом отходит еврейским организациям. Хорошо, если не выселят, но придётся платить квартплату за казалось бы свою квартиру.

- Окажись на месте поляков кто другой, я бы посочувствовал. Сумма-то не кот чихнул - 300 миллиардов вечнозелёных. Но паны ведут себя так нагло, что мне лично их не жаль. Сами виноваты.
Наверняка "жертвы холокоста" отправят или уже отправили в Кремль своих ходоков с просьбой поискать в архивах ещё что-нибудь подлежащее монетизации. В обмен и от них можно что-то полезное получить. Ну и всему миру урок - у нас в архивах ещё ой как много чего интересного есть, а аппетиты "жертв холокоста" непрерывно растут. Так что...


2020. Россия и Мир. Что будет...

Новый год застиг планету в состоянии взлома привычного миропорядка. На смену, казалось бы, победившей глобализации идет принцип «сделаем великой свою страну». И олицетворять новые правила будет тот, кто до сих пор слыл возмутителем спокойствия – Дональд Трамп. Но для этого ему надо осенью снова победить на выборах в США. А еще – неясно, будут ли России выгодны трамповские порядки.

Мир, вступающий в 20-е годы 21-го века, оказался на пороге перемен, сходятся во мнении аналитики-международники. США в ноябре ждет схватка не просто за президентское кресло, а за определение будущего «сверхдержавы номер один». Евросоюз ожидает период полураспада в условиях жесткого развода с Британией, ведомой Борисом Джонсоном.

«Стабильностью» можно будет считать разве что стабильное состояние войны на Ближнем Востоке и постоянные потрясения в Латинской Америке. При этом мировое протестное движение (оно же – «глобальный импичмент глобальной элите» или «новый 1968-й год») будет набирать обороты, полагают эксперты. Проект однополярного мира можно будет считать окончательно закрытым, и Россия в новом мире оказывается в роли одного из полюсов стабильности.

«Во всем мире наблюдается переориентация на внутренние задачи, которые воспринимаются как важнейшие. Соответственно, внешняя политика все больше связывается с внутренними процессами, – считает Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». – Флагманом выступают США. Провозглашенный Трампом принцип «моя страна прежде всего» становится универсальным и распространяется повсеместно, включая Россию».

Дальше

Каким будет круизный дирижабль будущего или проект летающего лайнера Aether Еxperience

Проект этого футуристического воздушного судна разработал английский дизайнер Мак Байерс (Mac Byers). Машина носит название Aether Еxperience. По его замыслу этот дирижабль должен стать родоначальником такого вида транспорта как круизные дирижабли.
Концепт этого роскошного круизного лайнера основан на платформе дирижаблей. Хотя с дирижаблями прошлого у него мало общего.

Несколько тезисов о ситуации по просьбам трудящихся.

Так что же нам всё-таки нужно на Ближнем востоке...

Дмитрий Евстафьев

1. Убийство американцами Сулеймани (а, давайте, договоримся, что это именно убийство), конечно, повышает ставки и шансы на крупный конфликт. Но здесь тот случай, когда важно не место, но время. Иран сейчас менее, чем когда-либо готов к прямому ответу США. США, конечно, тоже уязвимы, но, согласитесь, их устроит и управляемый конфликт, и неуправляемый. Им нужен управляемый поток нефтедолларов с Ближнего Востока в американские инвестиционные инструменты (но, кстати, не в европейскую недвижимость, так, что я бы на месте европейцев напрягся – им инвестиционную привлекательность будут понижать). И поэтому держать они будут только Саудовскую Аравию (до поры до времени, пока до трусов не разденут) и Эмираты, но последних держать будут все. А остальное – расходный материал. Мы никак не поймем, что США имеют на Ближнем и Среднем Востоке почти неограниченные возможности эскалации. А еще никак не прочитаем у умных людей, что 2020 год – очень острый для американских сланцевиков, у которых только первичного долга 200 с чем-то ярдов, причем в 2020 нужно отдать типа, минимум, 40. И это живые деньги. Не «деривативы» …дцатого уровня. Им цены высокие нужны. Любой ценой. А нам - не любой.

2. Руководство Ирана сейчас разобщено как никогда. Может быть это и к лучшему. Для нас. Иранцы довольно тяжело пережили последнюю волну нестабильности, к слову, сопровождавшуюся очень значительным всплеском насилия. И, вот, им есть, что терять, тем более, как минимум, у части руководства Ирана вера в европейских союзников сохраняется… А возвращение к методам внешней политики начала и первой половины 1980х годов (надеюсь, помним, что такое) на отношениях с ЕС (и, кстати, и с Китаем) могут поставить большой, пардон, полумесяц. Обострить же proxy warfare в Йемене и распространить ее несколько глубже…. Да, можно, но смысл? Особенно, учитывая, что Сулеймани был слишком сильным для сегодняшней конфигурации иранской элиты. В нынешние иранские времена герои должны быть, скорее, мертвые. Мученики, будут, безусловно, востребованы следующим поколением иранских политиков (лет через 10, когда уйдут нынешние «семейные» кланы, а Хомейни окончательно станет легендой), но не сейчас. А сейчас нужно создавать культ мучеников и будет очень интересно, какие силы в Иране этим займутся.

3. Ключевой вопрос сегодняшней ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, это даже не «конституционный процесс» в Сирии (хотя, как это ни странно, он важен). И даже не потенциальный раскол Ирака (а, вот, это существенно менее важно, хотя ясно, что бумеранг шиитам в Ираке за многие художества прилететь просто должен). Это вопрос о будущем Восточного Средиземноморья. Где Эрдолган, газ, важнейший в перспективе узел логистики и, да, уже больше, чем «на четверть наш народ». И это для нас гораздо важнее, чем разборки в искусственно созданном государстве на задворках Персидского залива, где «наших» нет, не было и, что самое важное, никогда не будет. Это я про Ирак. Ресурсов у нас мало, посему совершенно логично, что мы должны их инвестировать в контроль «сирийской пробки». Чтобы не было мучительно больно, как было неприятно в конце декабря 2019, если кто-то из экспертов помнит про что я (Не Литву, Польшу и Украину надо было раздувать территориально после войны, а «русскую Пруссию», а эти пусть бы в Каунасе «цеппелины» свои кушали).

4. И, да, в Сирии возможности России расширяются. Иранцы оттуда никогда не денутся, но появляется шанс на действительно формирование некоей коалиции. Который при Сулеймани при всех его заслугах в борьбе с исламским экстремизмом было меньше. Хотя бы потому, что иранцы были бы априори там главные. Ливан, к слову, эта точка, где нам очень сейчас стоит приложить усилия. Наша сила не только армия и уж точно не ЧВК. Наша сила – в способности организовать диалог. Особенно когда мы главные и можем подбить глазик любому, кто сомневается.

5. А, вот, для иранцев Ирак, - «задний двор», где они не то, чтобы делали, что хотели, но не заморачивались национальными суверенитетами не больше, если еще меньше, чем американцы. Правильно – не правильно, другой вопрос. Это - их пространство, и они там попытались устанавливать свои законы. И, кстати, нас не спрашивали, что мы думаем, например, о резне суннитов. Ну и, я считаю, прекрасный повод показать свою геополитическую мощь. А то флаги чужие жечь-то много мастаков, а как до дела доходит...

6. Если вам, коллеги, нужна конспирология, то их есть у меня. Посмотрите: погром посольства США в Багдаде (где уже никаких американцев не было, говорят уже больше суток), объективно играл на импичмент Трампа. Поскольку ставил его перед опасной дилеммой: рискнуть и «бахнуть» и «утереться» и получить совершенно другую атмосферу в процессе импичмента, когда даже союзники могут задуматься, «а не засланный ли вы казачок, мистер Трамп». И еще «довешу»: в годы интенсивной борьбы с организациями, про которые нужно писать, что они запрещены, при Бараке нашем Хусейновиче Сулеймани вполне ничего так по Ираку с американцами взаимодействовал. Да и вообще шиитские структуры были главными друзьями и ни разу не террористами. И тут такой афронт с посольством…. И кстати, напомню еще одно важное слово: «Госдеп». Мозговой центр «вашингтонского болота». Посольство, - это Госдеп. Ну это я так, до кучи. Я конспирологию не люблю.

Collapse )